Сотворение мира. Шестоднев

Аннотация:
Кратко рассмотрено христианское учение о сотворении мира Богом в течение шести дней. Рассмотрены такие аспекты творения, как творение вселенной из ничего, цель творения мира и основные этапы творения. Обсуждается проблема возникновения законов природы и продолжения их действия в современном мире.

 

Мы, люди, введены в мир сей как бы в общее училище:
нам, получившим ум, имеющим глаза для наблюдения,
повелено, как бы по некоторым письменам, по устройству
и управлению вселенной познавать Бога.
(Св. Василий Великий)

 

 

Введение

 

Вопрос о происхождении мира является фундаментальной проблемой для всего человечества в целом и для каждого человека отдельно. Тот или иной ответ на этот вопрос входит в число базисных основ мировоззрения, поскольку здесь затрагивается причина всех причин — происхождение мира и появление человека в нем.

В настоящей работе мы кратко рассмотрим христианское учение о сотворении мира Богом, развитое св. отцами и богословами на основе Священного Писания. Наиболее общее повествование о сотворении мира и человека помещено в первой главе книги Бытия (Шестоднев), согласно которой вселенная была создана за шесть дней. Повествование, что касается происхождения человека, продолжено во второй главе книги Бытия. Отдельные тезисы о сотворении встречаются в других книгах Библии.

Авторство книги Бытия принадлежит пророку Моисею. Ему было дано наиболее подробное откровение о сотворении мира. Если пророки обычно говорят о наступающих и об удаленных будущих событиях, то Моисей раскрывает нам тайну далекого прошлого. В этом уникальность его пророческой миссии.

Но существует проблема: как интерпретировать текст книги Бытия? Иеромонах Серафим (Роуз) в своей работе «Православное понимание книги Бытия» пишет: «В некотором смысле, никто из нас не знает, как подойти к этой книге. Современная наука и философия наполнили наши умы таким количеством теорий и мнимых фактов о первопричине вселенной и человека, что мы неизбежно подходим к этой книге с предвзятыми мнениями. Одни хотят согласовать ее со своими частными научными теориями; другие находят несогласной. И те, и другие смотрят на нее как на имеющую сказать нечто научное; а иные смотрят на нее как на чистую поэзию, продукт религиозной фантазии, не имеющей ничего общего с наукой». О. Серафим отмечает такие крайние точки зрения на книгу Бытия, как подход протестантских фундаменталистов, требующих совершенно буквального понимания текстов Бытия, или подход современных католических мыслителей, рассматривающих тексты Бытия как аллегорию, поэтический способ описать нечто, что недоступно нашему опыту. А иные считают, что книга Бытия произошла от устных преданий, которые были ограничены научными представлениями того времени. Мы же попытаемся вслед за о. Серафимом усвоить святоотеческую интерпретацию книги Бытия, не подгоняя ее под естественно-научные знания нашего времени. Как говорит св. Иоанн Златоуст в «Беседах на книгу Бытия»: «С великою благодарностию будем принимать сказанное (Моисеем), не выступая из своих границ, и не испытуя того, что выше нас, как поступили враги истины, которые захотели все постигнуть своим умом, не подумав, что природа человеческая не может постигнуть творения Божия. И что говорю — творения Божия? Мы не можем даже постигнуть искусство и подобного нам человека».

 

1 Творение мира из ничего

 

Итак, согласно Библии, мир был сотворен, причем, как утверждает христианское учение, сотворен из ничего. Т.е., первоначально мир не существовал, но Бог-Творец сотворил его из ничего. Вместе с появлением мира появилась материя, пространство и время. Библия дает основания для учения о сотворении мира из ничего. Так выражение «творить из ничего» вместо «творить из имеющегося материала» в Шестодневе представлено еврейским словом «бара», вместо слова «асса». (Слово «бара» используется три раза при повествовании о сотворении мира: в самом начале при первом творческом акте; при сотворении души живой — первых животных; при сотворении человека, обладающего разумной душой.) Прямое указание на творение из ничего мы находим во второй Маккавейской книге:«…Посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего…» (2 Мак. 7, 28). Святые отцы утверждают, что никакой изначальной материи, совечной Творцу, не существовало. Всемогущество Бога проявляется в создании самой материи, а не только в созидании материальных форм. Св. Афанасий Александрийский («Слово о воплощении Бога Слова») пишет: «Создание мира и сотворение вселенной многие объясняли различно, и каждый, какое хотел, такое и составлял об этом понятие. Одни говорят, что все произошло само собою и случайно. Таковы епикурейцы, которые баснословят против себя, что нет и промысла во вселенной… Другие же, и в числе их великий у эллинов Платон, рассуждали, что Бог сотворил вселенную из готового и не сотворенного вещества, потому что Богу и невозможно было бы сотворить что-либо, если бы не было готового вещества, как у древодела должно быть готовое дерево, чтобы мог он сработать что-нибудь. Но утверждающие это не знают, что этим приписывают Богу бессилие. Если не сам Он — виновник вещества, но вообще всякое существо творит из вещества готового, то явно, что Он бессилен, потому что ничего действительного не в состоянии произвести без вещества, как и в древоделе, без сомнения, бессилие его служит причиной, что, не имея у себя дерева, не может сделать никакой нужной вещи. И в этом предположении, — что, если бы не было вещества, то Бог и не произвел бы ничего, — можно ли уже творцом и создателем назвать того, кто возможность творить получил от другого, именно от вещества. Если допустить это предположение, то, по словам их, Бог будет только художник, а не творец бытия, если Он обрабатывает готовое вещество, а не Сам виновник и вещества… Божественное же учение и вера Христова… признают, что вселенная не сама собою произошла, потому что есть о ней промысл, и не из готового вещества сотворена, потому что Бог не бессилен; но из ничего, вовсе не существовавшую прежде вселенную, привел в бытие Бог Словом, как сказано Моисеем (Быт. 1:1) в начале сотворил Бог небо и землю. И в весьма полезной книге «Пастырь» говорится: «прежде всего веруй, что един есть Бог, Который сотворил, устроил и привел в бытие вселенную из ничего»". Св. Василий Великий в своих «Беседах на Шестоднев», полемизируя с некоторыми нехристианскими мыслителями, говорит: «Итак, если материя не сотворена, то, во-первых, она равночестна Богу, как удостоенная тех же преимуществ. Но что может быть нечестивее этого? Бескачественное, не имеющее вида, крайнее безобразие, не получившую никакого образования гнусность (употреблю собственные выражения этих учителей) удостоить одинакового предпочтения с премудрым, всемогущим и прекраснейшим Создателем и Творцом всяческих! Во-вторых, если материя так вместительна, что может принять в себя все ведомое Богу, то чрез это сущность материи уравнивают они некоторым образом с неисследимым Божиим могуществом, как скоро материя достаточна к тому, чтобы измерить собою весь разум Божий. А если материя мала для Божия действования, то и в таком случае учение их обратится в нелепую хулу; потому что недостаточностью материи заставят они Бога остаться в бездействии и не довершить дел Своих». По мнению святого, ошибочное мнение о творении мира из уже готовой материи позаимствовано из обыденного опыта ремесла или художества, когда кузнечное ремесло работает со взятым извне железом, плотничное — с деревом и т.п. Святой продолжает свою мысль: «Но Бог, прежде нежели существовало что-нибудь из видимого ныне, положив в уме и подвигшись привести в бытие не сущее, вместе и помыслил, каким должен быть мир, и произвел материю соответственную форме мира. Для неба отделил Он естество, приличное небу, и в форму земли вложил сущность, свойственную земле и для нее потребную. Огню же, воде, воздуху и формы дал, какие хотел, и в сущность их привел, как требовало умопредставление каждой из творимых вещей. И целый мир, состоящий из разнородных частей, связал Он каким-то неразрывным союзом любви в единое общение и в одну гармонию; так что части, по положению своему весьма удаленные одна от другой, кажутся соединенными посредством симпатии». А св. Иоанн Златоуст в «Беседах на книгу Бытия» восклицает: «Говорить, что все произошло из готового уже вещества, и не признавать, что Творец вселенной произвел все из ничего, было бы знаком крайнего безумия».

Итак, в самом начале, в первый день творения вселенная была создана из ничего. Из ничего была создана материя. Но в процессе дальнейшего творения Бог использует уже готовую материю для созидания различных тварей. Так в третий день творения Творец повелевает земле произрастить зелень, траву и дерево плодовитое. В пятый день повелевает воде произвести пресмыкающихся, рыб и птиц. В шестой день творения дает указание земле произвести скотов, гадов и всех зверей земных. В тот же день Творец лепит из праха земного первого человека. Таким образом, созданная Богом материя, послушно откликается на Его призыв и участвует в созидании живых форм; при этом материя не сама способна рождать жизнь, но получает такую возможность только благодаря Божиему повелению.

Но вернемся к началу творения и посмотрим, что говорится о происхождении времени. Время, как и материя, сотворено Богом: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил» (Евр. 1: 1-2). О сотворении времени говорит Блаженный Августин («Исповедь»), обращаясь ко Творцу: «Как могли протекать бесчисленные века до творения, если Ты еще не сотворил их, будучи Творец и Зиждитель всех веков? Или какие времена могли быть, которых Ты не творил? Или, как они могли проходить, когда их вовсе не было? Так как Ты Творец и времен, то как говорят те, которые допускают какое-то время до сотворения неба и земли, что Ты в это время, прежде творения ничего не делал? Кто же мог сотворить время, если не Ты? И как могло оно существовать и совершать свои прохождения прежде сотворения всего? А как прежде сотворения неба и земли не было и времени, то у места ли вопрос: что Ты делал тогда? Без времени немыслимо и тогда… Все времена Ты сотворил, и Ты превыше всех времен; и до сотворения их, конечно, не было никакого времени. Итак, … не было того времени, когда Ты оставался в бездействии, потому что и самое время есть Твое же произведение. И нет времени Тебе совечного, потому что Ты пребываешь всегда один и тот же неизменно; а время перестало бы быть временем, если бы не изменялось». Мир, имеющий начало во времени, имеет и конец. Вот как говорит об этом св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»): «Начавшееся со временем по всей необходимости и окончится во времени. Если имеет начало временное, то не сомневайся о конце».

Мир был создан Творцом из ничего и поддерживает существование благодаря своей причастности Божественным энергиям. Без потока Божественных энергий весь тварный мир прекратил бы свое существование. Поскольку тварный мир не обладает полнотой совершенства, бытие его конечно и ограниченно.

В отличие от христианства, в других монотеистических религиях — иудействе и мусульманстве сотворение мира из ничего не является обязательным учением.

Языческие мифы и нехристианские религиозно-философские системы не знают творения из ничего. В философии Платона демиург творит или, можно сказать, оформляет мир из совечной ему материи. В мифах семитско-хамитских народов творению предшествует существование первобытного Океана или Хаоса. В зороастризме вся мировая история творится двумя паритетными противоположными началами — добрым и злым. В неоплатонизме (у Плотина) некое безличное Единое от переизбытка своей полноты исходит за пределы самого себя и порождает весь мир. Здесь нет четкой грани между Творцом и тварью, как в христианстве, но Бог отождествляется с природой. Схожи с неоплатонизмом в этом смысле индуизм, брахманизм, даосизм. В философии Спинозы мир — это воплощение некоего безличного духовного начала. В философии Гегеля мир — это саморазвитие Божественного начала. У этих философов мы также замечаем отождествление Бога и природы.

 

2 Цель творения

 

В христианстве Творцом мира является св.Троица. Отец повелевает, Сын (Слово) творит, Дух оживотворяет. Творение мира — это свободный акт Божества, совершаемый по преизбытку Его благости и любви. Целью творения является блаженство твари, в первую очередь – разумной твари, и прославление Творца (Пс. 8; Пс. 64; Пс. 18: 2-5; 96: 6; Деян. 14: 17; 17: 24-28). По словам свт. Филарета Московского (Дроздова): «По бесконечной благости и любви Своей Бог желает иметь благодатных причастников славы Своей. Слава даруется от Него, приемлется причастниками, возвращается к Нему, и в этом, так сказать, круговращении славы Божией, состоит блаженство, жизнь и благобытие твари». Уже при первых актах творения Вселенной ангелы Божии ликовали перед Творцом, созерцая Его всемогущество и премудрость, и красоту всего сотворенного (Иов. 38: 4-7).
Выше мы говорили, что сотворенный мир не обладает полнотой совершенства. В этом смысле существует кардинальное отличие твари от Творца, единого, обладающего полнотой совершенства. Однако же все сотворенное обладало совершенством, наиболее возможным для новосотворенной твари. Эта степень совершенства была утрачена только после грехопадения Адама и Евы. Но, будет восстановлена и даже превзойдена в Будущем веке в результате преображения мира Христом Словом.

 

3 Возникновение законов природы

 

Поскольку материя, пространство и время творились Богом из ничего, то и законы природы впервые появились вместе с ее возникновением. Акты творения — это сверхъестественные акты, выходящие за рамки известных законов, ибо сами законы были установлены в процессе творения. Раз установившись, эти законы стали действовать впоследствии. Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») говорит, что «последовательный порядок природы, получив начало с первым [Божиим] повелением, простирается на все последующее время, пока не достигнет общаго скончания вселенной». Иеромонах Серафим Роуз («Православное понимание книги Бытия»), подытоживая высказывания св. отцов, пишет: «Каждый день творения дается повеление, которое становится законом природы на все последующее время. С первого дня начинается последовательность дня и ночи; а с третьего — воды начинают свое непрестанное движение». Можно сказать, что Творцом были установлены не только законы вселенной, но и начальные условия действия этих законов.

Итак, процесс сотворения мира был уникален и чудесен и не был похож на все известные современные процессы. Вот почему мы не можем в полной мере экстраполировать в прошлое — на дни творения те закономерности нашего мира, которые действуют сейчас. Есть и другая причина некорректности переноса на дни творения современных законов. Дело в том, что мир и человек в нем сильно изменились после грехопадения Адама и Евы. Законы совершенного первозданного мира также изменились и трансформировались в законы современного падшего мира. Этот факт никак нельзя игнорировать. Однако, если Творец ставит задачу человеку познавать Его через познание творения, то мы не можем не воспользоваться доступными нам средствами науки для выполнения этой задачи. Только необходимо помнить, что научный анализ должен распространяться в прошлое строго до момента установления соответствующих законов природы, т.е. до установления начальных условий действия этих законов, но никак не в более раннее прошлое, когда соответствующие законы еще не были установлены. Начальные же условия действия законов природы никак нельзя узнать научными методами, но о них можно узнать из текста Св. Писания.

 

4 Общая характеристика шести дней творения

 

О продолжительности дней творения богословы ведут дискуссию, предполагая за днями творения многомиллионные отрезки времени. Одним из аргументов, что дни творения не обязательно составляли 24 часа, они используют библейское высказывание: «…У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Петр, 3:8). Эта точка зрения нашла свое отражение в учебнике «Закон Божий». Однако, в Св.Писании каждый день творения описан как сутки, включающие вечер и утро. И, как нам кажется, св.отцы считали дни творения нашими сутками продолжительностью в 24 ч. Процитируем высказывания св.отцов. Свт. Василий Великий (Беседы на Шестоднев) говорит: «И бысть вечерь, и бысть утро, день един. Почему назван не первым, но единым? Хотя намеревающемуся говорить о втором, и третьем, и четвертом днях было бы приличнее наименовать первым тот день, с которого начинаются последующие, однако же он назвал единым. Или определяет сим миру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под днем подразумевать и ночь. Почему, хотя при поворотах солнца случается, что день и ночь друг друга превосходят, однако же продолжение дня и ночи всегда ограничивается одним определенным временем. И Моисей как бы так сказал: мера двадцати четырех часов есть продолжение одного дня, или возвращение неба от одного знака к тому же опять знаку совершается в один день». Сщмч. Иустин Философ пишет: «В день же солнца мы все вообще делаем собрание потому, что это есть первый день, в который Бог, изменивши мрак и вещество, сотворил мир, и Иисус Христос, Спаситель наш, в тот же день воскрес из мертвых» (цитир. по «Свящ. Даниил Сысоев. Кто как Бог? Или сколько длился день Творения, М., 2003″). Свт. Ириней Лионский учит: «Восстановляя в Себе этот день, Господь пришел на страдание в день накануне субботы — т.е. в шестой день творения, в который и создан человек, чрез Свое страдание даруя ему новое создание, т.е. (освобождение) от смерти» (цитир. по тому же источнику). Прп. Ефрем Сирин говорит: «Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание, непозволительно также говорить, будто бы, что по описанию сотворено в продолжении шести дней, то сотворено в одно мгновение, а также будто бы в описании сем представлены одни наименования, или ничего не означающие, или означающие нечто иное». И далее: «Сказав о сотворении неба, земли, тьмы, бездны и вод в начале первой ночи, Моисей обращается к повествованию о сотворении света в утро первого дня. Итак, по истечении двенадцати часов ночи сотворен свет среди облаков и вод, и он рассеял тень облаков, носившихся над водами и производивших тьму. Тогда начинался первый месяц Низан, в котором дни и ночи имеют равное число часов» (цитир. по тому же источнику). Свт. Амвросий Медиоланский пишет: «Весьма понятно, почему Моисей сказал не «первый день», а «день один», ибо не мог назвать первым второй, третий, да и остальные дни: так появился нынешний порядок. Однако Моисей решил, что названием «день» объемлется время и дня и ночи; Моисей как бы сказал: мера дневного времени — двадцать четыре часа» (цитир. по тому же источнику). Блаж. Августин учит: «И бысть вечер, и бысть утро, день един. — В настоящем случае день называется не так, как назывался он, когда говорилось: и нарече Бог свет день, а так, как, например, мы говорим: «30 дней составляют месяц»; в этом случае в число дней мы включаем и ночи. Итак, после того, как сказано уже о произведении дня посредством света, благовременно было сказать и о том, что явился вечер и утро, т.е. один день; так как один день считается от начала дня до начала другого дня, т.е. от утра до утра, каковые дни, как я сказал, мы называем с включением ночи» (цитир. по тому же источнику). Прп. Иоанн Дамаскин (Точное изложение православной веры, кн. 2) пишет: «Таким образом, ночь следует за днем; и от начала дня до другого дня — одни сутки; ибо в Писании сказано: и бысть вечер, и бысть утро, день един (Быт. 1, 5)». Ничего удивительного нет в том, что Бог творил в течение шести дней по двадцать четыре часа в каждом, а не в период многих миллионов лет, ибо для Бога все возможно. И хотя дни творения длились столько же, сколько и нынешние сутки, все же дни творения несказанно отличались от обычных суток. Блаженный Августин в своей книге «О граде Божием» так говорит: «Какого рода были эти дни, для нас очень трудно заключить или даже, вполне невозможно; и тем более невозможно для нас говорить об этом».

Итак, Бог творит мир не мгновенно, но поэтапно в течение шести дней. Однако же в каждый из этих дней, несмотря на их некоторую длительность, творение происходит в ускоренном режиме, практически мгновенно. Процессы возникновения той или иной части вселенной протекают весьма быстро по Слову и мысли Творца, по Его волеизъявлению. Этим демонстрируется Божие всемогущество. Мы не можем знать, почему Творец не сотворил весь мир мгновенно, а предпочел акты практически мгновенного сотворения частей вселенной распределить по этапам, причем распределил так, что в живой природе более совершенные твари появляются позже более примитивных, а человек, как самая совершенная тварь, появляется в конце творения. По словам св. Григория Нисского («Об устроении человека») «… природа как бы из ступенек, то есть из отличительных признаков жизни, делает путь восхождения от самого малого к совершенному». Св. отцы так объясняют более позднее создание человека по сравнению с остальными тварями: прежде необходимо было создать мир и благоустроить его для появления венца творения — человека. Таким образом, человек как царь приходит в уже подготовленный для его жизни мир. Тот же св. Григорий пишет: «Неестественно было [человеку] явиться прежде подначальных [животных и прочих], но после того, как уготовано сперва владение, следовало показать и царя. Посему, когда Творец вселенной как бы царский некий чертог устроил имущему царствовать, и это были — самая земля, острова, море и наподобие крыши сведенное над ними небо; тогда в царские эти чертоги собрано было всякого рода богатство; богатством же называю всю тварь, все растения и прозябения, что чувствует, дышит, имеет душу. Если же к богатству причислить надобно и вещества, какие только по какой-либо доброцветности в глазах человеческих признаны драгоценными, например: золото и серебро, и те из камней, которые любезны людям, то обилие всего этого как бы в царских некиих сокровищницах, сокрыв в недрах земли, потом уже показывает в мире человека, будущего, заключающихся в нем чудес, частью зрителя, а частью владыку, чтобы при наслаждении приобрел он познание о Подателе, а по красоте и величию видимого исследовал неизреченное и превышающее разум могущество Сотворшего. Посему-то человек введен последним в творение, не потому что, как нестоющий, отринут на самый конец, но потому что вместе с началом бытия должен был стать царем подчиненных».

Можно высказать суждение, что поэтапным творением Бог дает человеку лучшую возможность постигать тварный мир, постепенно исследуя законы природы, чтобы, восхищаясь творением, воздать хвалу Творцу.

Бог творил мир в течение шести дней, а на седьмой день почил (Быт. 2: 2-3). По мнению св. отцов, седьмой день, когда Творец почил от Своей творческой активности, продолжается по настоящее время. Сотворив мир, Бог теперь управляет им Своим промыслом. В некотором смысле творение происходит и по сей день — это продолжающееся рождение тварей и человека. Однако принципиально новое уже не появляется. Зарождение принципиально новых частей и стихий мира и новых тварей происходило лишь в первые шесть дней творения.

 

 

5 Дни творения

 

5.1 Первый день творения

 

В начале сотворил Бог небо и землю (Быт. 1: 1).

Бог из ничего творит материю, пространство и время. Как указывает св. Василий Великий в своих «Беседах на Шестоднев», что Бог «двумя крайностями обозначил сущность вселенной, приписав небу старейшинство в бытии, а о земле сказав, что она занимает второе место по сущности. Без сомнения, ежели есть что-нибудь среднее между небом и землею, то оно сотворено вместе с сими пределами. Почему, хотя не сказано о стихиях: огне, воде и воздухе, но ты собственным своим разумением постигни, во-первых, что все находится во всем… Во-вторых, если по природе своей небо занимает верхнее место, а земля составляет самый низ….верх же и низ противоположны между собою, то упомянувший о небе и земле, которые по самой природе наиболее удалены друг от друга, конечно, обозначил тем совместительно и все, что наполняет средину между ними. А потому не ищи повествования о каждой стихии, но в сказанном подразумевай и умолчанное». Св. праведный Иоанн Кронштадтский («О Боге — Творце и Промыслителе мира») пишет: «Бог создал сначала вещество вселенной, а потом уже приступил к постепенному устроению ее. Это вещество было в начале неопределенное и нестройное; тут все было вместе: и земля, и вода, и воздух, и огонь; ничто не было разделено, ничто не имело тех видов и форм, какие мы видим теперь». Творец образовал вещество, вероятно, из «начальных пылинок вселенной» (Притч. 8: 26). Можно также полагать, что эти «пылинки» или составленное из них перво-вещество все-таки были водой, ибо у апостола есть таинственные слова: «вначале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою» (2 Пет. 3: 5). И эта вода трансформировалась в остальные химические элементы, необходимые для сотворения мира. Некоторые толкователи сводят смысл слов апостола к такому варианту: мир вначале представлял собой водяной хаос (см. ниже Быт. 1: 2 и 6), из которого мир оформился — земля и небо, и жизнь в этом мире поддерживалась за счет воды (водою жизнь впоследствии была и уничтожена при Всемирном потопе). Если же под небесами понимать духовный мир (см. ниже), то может оказаться, что не только материальная вселенная, но и духовный мир были таинственно сотворены из перво-воды. Вот сколько загадок хранит книга Бытия!…

Свт. Филарет (Дроздов) отмечает, что в Писании слово «Бог» дано во множественном числе — «Боги», что указывает на таинство Пресвятой Троицы («Толкование на книгу Бытия»).

По мнению многих св. отцов, в первой фразе книги Бытия «небо» означает не только физическое небо (которое ниже будет названо твердью), но и мир духовный, ангельский. Мир духовный был сотворен ранее мира физического. Ангелы наполняют сущность невидимого мира, будучи мысленным светом, как бы отражением сияния Творца. Но почему книга Бытия (Шестоднев) прямо об этом не говорит? Св. Василий Великий отвечает на этот вопрос следующим образом: «… сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование, как несоответствующее силам новообучаемых и младенцев разумом». Аналогичную мысль высказывает св. Иоанн Златоуст в «Беседах на книгу Бытия»: «Заметь здесь и крайнее снисхождение: (Моисей) не говорит о силах невидимых, не говорит: в начале сотворил Бог ангелов или архангелов; не напрасно и не без цели избрал он нам такой путь учения. Так как он говорит иудеям, которые были привязаны к настоящему и не могли созерцать ничего постигаемого умом, то возводить их прежде от предметов чувственных к Создателю вселенной, дабы они, познав Художника из дел, воздали поклонение Творцу, и не остановились на тварях. Если и после этого они не переставали обоготворять твари и воздавать почтение самым низким животным, то до какого не дошли бы безумия, если бы Он не оказал такого снисхождения?» После возникновения мира ангельского в нем произошло драматическое событие: один из высших сотворенных ангелов Денница восстал против Творца и увлек за собой часть ангелов. После отпадения своего от Бога Денница стал сатаною, а его ангелы бесами. Сатана и его ангелы были низвержены с неба и обитают с тех пор в воздушном пространстве, на земле, в преисподней и всячески вредят людям. Какое значение имело это событие для судеб мира материального? Это приобрело значение после того, как сатана смог соблазнить на грех прародителей Адама и Еву.

Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (Быт. 1: 2).

Земля была невидима и неустроена, и воды покрывали ее. Невидимость земли была обусловлена отсутствием света и водным покрывалом. Св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия») говорит: «Отсюда мы узнаем, что все видимое было бездною вод, покрытою мраком, и нужен был премудрый Творец, чтобы прекратить все это нестроение и привести все в благообразный вид». Неустроенность земли означает отсутствие на ней жизни, украшающей зеленеющими лугами, лесными массивами, цветущими холмами. Почему Творец создал землю неустроенною? «Так как она есть наша и кормилица, и мать, от нее мы и произошли, и питаемся, она для нас и отчизна, и общий гроб, в нее мы опять возвращаемся, и чрез нее получаем бесчисленные блага, — то, чтобы люди за полезное и необходимое не стали почитать ее сверх надлежащего, показывает тебе ее наперед безобразною и неустроенною, так чтобы получаемые от земли благодеяния ты приписывал не природе земли, но Тому, Кто привел ее из небытия в бытие. Поэтому и говорит: земля же бе невидима и неустроенна«, — в другом месте пишет св. Иоанн Златоуст. По мнению свт. Филарета (Дроздова), «… землею называется здесь вещество всего мира вообще, потому что земля… противополагается небу или миру духовному…» («Толкование на книгу Бытия»). Св.Дух носился над водами и животворил их. По словам преп. Ефрема Сирина: Св.Дух «согревал, оплодотворял и соделывал родотворными воды, подобно птице, когда она с распростертыми крыльями сидит на яйцах, и во время сего распростертия своею теплотою согревает их и производит в них оплодотворение…».

 []

Айвазовский. Хаос. Сотворение мира (Взято с сайта: http://ivan.evart.ru/maxsz/sotvorenie.img)

 

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет (Быт. 1: 3)

Что значит «и сказал Бог»? Это означает, что Отец повелевает, Сын (Слово) творит. По мысли Творца, по Его волеизъявлению в мире мгновенно вспыхнул свет. Св. Василий Великий (в «Беседах на Шестоднев») говорит: «Первое Божие слово создало природу света, разогнало тьму, рассеяло уныние, обвеселило мир, всему дало вдруг привлекательный и приятный вид… Творец всяческих, изрекши слово Свое, мгновенно вложил в мир благодать света. Да будет свет. И повеление стало делом…». Этот первоначальный свет наполнял собой мир и освещал воды Земли. Первоначальный свет не имел такого источника, как Солнце, поскольку Солнце было создано лишь на четвертый день творения. Тем не менее, этот свет до появления Солнца формирует день и ночь на Земле, периодически появляясь и исчезая. Он также служит появлению и росту растительности на третий день творения. По словам преп. Ефрема Сирина («Толкование на Бытие»): «Первоначальный свет разлит был всюду, а не заключен в одном известном месте; повсюду рассеивал он тьму, не имея движения; все движение его состояло в появлении и исчезновении; по внезапном исчезновении его наступало владычество ночи, и с появлением оканчивалось ее владычество. Так свет производил и три последующие дня…Он содействовал зачатию и порождению всего, что земля должна была произвести в третий день; солнцу же, утвержденному на тверди, надлежало привести в зрелость то, что произошло уже при содействии первоначального света».

И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы (Быт. 1: 4).

Каждая стадия творения увенчивается совершенным результатом. Творец характеризует созданный Им свет как прекрасный и совершенный, видя неиспорченную его природу. Как говорит св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»): «… Бог произносит теперь суд о красоте, без сомнения не имея в виду приятности для зрения, но предусматривая пользу света впоследствии, потому что глаза и не судили еще о красоте света».

Отделение света от тьмы являются очередным актом творения, когда мировые стихии отделяются друг от друга, а все творение усложняется и дифференцируется. Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») следующим образом комментирует отделение света от тьмы: «…Бог соделал природу их несоединимою и совершенно противоположною, потому что удалил их друг от друга и отделил великою средою». О какой великой среде говорит святой, мы не знаем. А вот как комментирует этот текст св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»): «И разлучи Бог между светом и между тмою. Что значит: разлучи? — Каждому назначил свое место и определил соответственное время».

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один (Быт. 1: 5).

Чередование дня и ночи в первые три дня творения происходило не благодаря восходу и заходу солнца, но в связи с пульсацией первобытного света. «Ныне, по сотворении уже солнца, день есть освещение воздуха солнцем, которое сияет в полушарии, лежащем над землею, а ночь — покрытие земли тенью, когда скрывается солнце. Но тогда не по солнечному движению, но потому что первобытный оный свет в определенной Богом мере то разливался, то опять сжимался, происходил день и следовала ночь» — говорит св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»). Он же продолжает свое повествование: «Вечер есть общий предел дня и ночи, подобным образом и утро есть смежность ночи со днем. Посему, чтобы старейшинство бытия приписать дню, Моисей сперва наименовал конец дня, а потом конец ночи, так как ночь следует за днем». Иудейские, а позже и христианские обычаи начинают счет дням с вечера; так церковный день начинается с вечерни.

 

5.2 Второй день творения

 

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. (И стало так) (Быт. 1: 6).

И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так (Быт. 1: 7).

И назвал Бог твердь небом. (И увидел Бог, что это хорошо.) И был вечер, и было утро: день второй (Быт. 1: 8).

И снова мы видим, как в очередном акте творения происходит дифференциация и усложнение тварного мира, отделение стихий друг от друга и признание мира совершенным.

Но у современного читателя возникает закономерный вопрос: каким образом и в каком смысле небо могло быть «твердью»? И как себе представить воды над твердью? Вероятно, твердью небо названо потому, что на нем как будто утверждены звезды и прочие светила. Св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия») говорит следующее: «Но, спросит кто-либо, что же такое твердь? Отвердевшая вода, или сгустившийся воздух, или какое-нибудь другое вещество? Никто из благоразумных прямо решать это не станет. Надобно с великою благодарностию принимать слова (Писания) и, не выступая за пределы нашей природы, не испытывать того, что выше нас, а только знать и держать у себя (в уме), что по повелению Господа произошла твердь, которая разделяет воды, и одну часть их содержит под собою, а другую выше лежащую может носить на своей поверхности». Как считает св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»), после первого неба, сотворенного в первый день, возникло второе небо — твердь, более плотное: «Но мы говорим, что, поелику передано нам и другое имя и особенное назначение второго неба, то оно отлично от сотворенного вначале, имеет естество более плотное и служит во вселенной для особенного употребления». По мысли этого святого, твердь представляет собой нечто, достаточное к удержанию воды над собой, но при этом твердь не является ни отвердевшей водой, ни кристаллическим телом, ни чем-либо иным упорным и действительно твердым. Твердь — место, где отделяются влаги, и тонкая влага пропускается вверх, а грубая, землянистая отлагается вниз. О. Серафим (Роуз) интерпретируя слова Василия Великого, пишет, что твердь служила естественной перегородкой, фильтром, разделяющим уровни атмосферной влаги и стабилизирующим климатические условия на земле, начиная со второго дня творения. Тогда же твердь и воды, расположенные над твердью, т.е. мощный слой облаков, могли создавать нечто вроде парникового эффекта на земле. В результате этого климат в прошлом мог быть мягкий и теплый, обильная влага испарялась и орошала поверхность земли, что необходимо было для богатого роста различной растительности, созданной в третий день и предназначенной в пищу животным и человеку. Не исключено, что часть вод над твердью могла попасть в космическое пространство и сформировать там космические тела, состоящие изо льда. Св. праведный Иоанн Кронштадтский («О Боге — Творце и Промыслителе мира») говорит, что небесный свод назван твердью «оттого, что на нем как будто утверждены светила небесные», разделение же вод твердью комментирует следующим образом: одна часть водного вещества движется к земле, а другая восходит вверх «к другим непрозрачным телам, находящимся в небесном пространстве, для которых также долженствовала открыться твердь». По мнению этого св. отца, «во второй день Бог создал воздушное пространство, окружающее землю, и все бесконечное звездное пространство, с огромными, в то время еще темными шарами небесными, разделенными друг от друга величайшими расстояниями», и далее говорит, что с этого дня вода стала испаряться с поверхности земли, образуя облака, а земной шар, все еще покрытый водами, начал совершать круговороты. Свт. Филарет (Дроздов) пишет («Толкование на книгу Бытия»): «Можно думать, что водою бытописатель называет здесь то, что прежде назвал бездною, с тем различием, что сие неустроенное вещество по сотворении света частью сделалось прозрачным». И далее пишет, что «когда должна явиться чистая твердь, грубейшие части оного водообразного вещества частью стремятся к земле и, соединяясь с нею, открывают ее очертание, частью по такому же действию восходят вверх, то есть к другим непрозрачным телам, находящимся в небесном пространстве, для которых также долженствовала открыться твердь». Этот же св.отец указывает на то, что такие св.отцы, как Иустин, Василий, Златоуст, Феодорит, Амвросий, Августин, предполагают здесь некие особые воды, что превыше небес. Забегая вперед, скажем, что в четвертый день творения Бог создает все звездное пространство, населяя его светилами. Можно полагать, что происходило расширение звездного пространства от узкого места между водами, покрывавшими Землю, до современных размеров Вселенной. А о том, что происходило и, возможно, до сих пор происходит расширение Вселенной, могут свидетельствовать слова пророков, что Господь «распростер» небеса: «Я — Мои руки распростерли небеса, и всему воинству их дал залог Я» (Ис.45: 12), «Он сотворил землю силою Своею, утвердил вселенную мудростью Своею и разумом Своим распростер небеса» (Иер.51, 15); см. также Иов. 37: 18; Пс.103: 2; Ис. 40: 22.

 

5.3 Третий день творения

 

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. (И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.) (Быт. 1: 9).

И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1: 10).

«Смотри, возлюбленный, какой здесь прекрасный порядок и последовательность. В начале (Моисей) сказал, что земля бе невидима и неустроена от того, что покрыта была тьмою и водами; потом (доказал, что Бог) во второй день, повелев быть тверди, сделал разделение между водами, и твердь назвал небом; а теперь снова преподает нам учение, что в третий день (Бог) повелел, чтобы находившаяся под небом (или твердию) вода, соединявшись в собрание едино, открыла (свободное) место, и явилась суша: и бысть тако. Так как доселе все наполнено было водою, то Бог повелевает этому множеству воды собраться в одно место, чтобы таким образом открылась суша. Замечай, как Он мало-помалу выказывает нам благоустройство и красоту земли. И бысть, сказано, тако. Как же? Так, как повелел Господь. Он сказал только — и последовало исполнение. Это-то и свойственно Богу — распоряжаться тварями по своей воле», — говорит св. Иоанн Златоуст. Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») пишет: «Но, может быть, иной сверх сего спросит еще и о следующем. Почему, во-первых, принадлежащее воде по природе, то есть силу стремиться вниз по скату, Писание приписывает повелению Зиждителя?… Ибо вода сама собою, по естественному стремлению вниз, неминуемо должна была стекать туда, где была наибольшая впадина, и не прежде остановиться, как по сравнении поверхности…А во-вторых, говорят: почему водам повелено собраться в собрание едино, когда видим многие моря, и притом отделенные одно от другого весьма большим пространством?… На первый из сих вопросов ответствуем, что тебе особенно известны стали движения воды после повеления Владыки. Теперь она везде растекается, непостоянна, по природе стремится в покатые и вогнутые места, но какую силу имела она прежде, нежели вследствие сего повеления, произошло в ней такое стремление к движению, сего сам ты не знаешь и не мог слышать от какого либо очевидца. Рассуди же, что глагол Божий творит самое естество, и повеление, данное тогда твари, определило порядок сотворенного и на последующее время. День и ночь созданы однажды, но с тех пор и до ныне не престают попеременно следовать друг за другом и делить время на равные части… Водному естеству повелено течь, и по сему повелению, непрестанно поспешая, оно никогда не утомляется…». На второй вопрос св. Василий Великий отвечает так, что воды вначале были разделены по многим местам, очертания морей ранее были другими, но по Божию повелению устроилось обширное вместилище, где собрались многие воды, а именно мировой океан. Иеромонах Серафим Роуз («Православное понимание книги Бытия») повторяет мысль св. Василия: «Каждый день творения дается повеление, которое становится законом природы на все последующее время. С первого дня начинается последовательность дня и ночи; а с третьего — воды начинают свое непрестанное движение». Таким образом, и о. Серафим говорит нам, что до третьего дня творения еще не было закона природы, по которому вода течет и собирается в низменности, но после Божия повеления такой закон был установлен. Св. праведный Иоанн Кронштадтский («О Боге — Творце и Промыслителе мира») учит нас, что в третий день творения «выдвинулись из земли и воздвиглись на ней горы — потому что для воды необходимо было сделать обширные и глубокие ложбины, а чтобы образовать их, очевидно, нужно было выдвинуть землю и поставить эти горные громады». По мнению этого св. отца, превосходящая сушу поверхность океанов и морей необходима для испарения воды и орошения ею земли. Св. Василий Великий и др. отцы утверждают, что Создатель произвел сухость земли до сотворения Солнца, чтобы Солнцу мы не приписывали причину осушения земли. Свт. Филарет (Дроздов) считает, что в этот день Творец сформировал не только Землю, но и «темные тела небесного пространства», однородные с Землею («Толкование на книгу Бытия»). Можно, наверное, высказать предположение, что единое место, куда собралась вода (о чем говорит книга Бытия), означает единый мировой океан и единый суперконтинент на Земле.

И увидел Бог, что это хорошо. По окончании акта созидания суши и собрания морей Творец неизреченной мудростью признает все соделанное прекрасным.

Вместе с тем не до конца ясен вопрос, как произошло собрание вод и появление суши: «стекли ли воды в подземные резервуары? Или поднялась земля. Писание молчит, вот почему и св. отцы мало говорят об этом’, — подытоживает о. Серафим (Роуз).

И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее, и) дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так (Быт. 1: 11).

И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду (и по подобию) ее, и дерево (плодовитое), приносящее плод, в котором семя его по роду его (на земле). И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1: 12).

И был вечер, и было утро: день третий (Быт. 1: 13).

По слову Божию земля мгновенно проращивает растительность: траву, кустарники и деревья. Такое мгновенное (а не обычное постепенное) произрастание на третий день свидетельствует о чудесном характере появления растительности. Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») пишет: «Да прорастит земля былие [т.е. зелень]. И земля, соблюдая законы Создателя, начав с ростка, в краткое мгновение времени прошла все виды возрастания, и тотчас довела прозябения до совершенства. Луга наполнились изобильною травою; плодоносные равнины, воздымаясь от жатв, в колебании колосьев сохранили подобие волнующегося моря. Всякая зелень и всякий род овощей, все, что растет кустарником, и что приносит стручковые плоды, во всем изобилии явились тогда на земле… Осуждение еще не препятствовало плодородию земли, все сие было прежде греха, за который осуждены мы в поте лица своего есть хлеб… И древо плодовитое, творящее плод, ему же семя его в нем по роду и по подобию на земли. По сему глаголу сгустились кустарники, выбежали из земли все деревья, обыкновенно достигающие чрезвычайной высоты, — ели, кедры, кипарисы, певги; все мелкие дерева сделались вдруг ветвистыми и густыми; явились употребляемые для венцов растения — розы, мирты и лавры. Ничего этого прежде не было на земле, и все в одно мгновение времени пришло в бытие, с принадлежащим каждому свойством…». О мгновенном произрастании растений говорит и преп. Ефрем Сирин («Толкование на книгу Бытия»): «Злаки, во время сотворения своего, были порождениями одного мгновения, но по виду казались порождениями месяцев. Также и дерева, во время сотворения своего, были порождениями одного дня, но по совершенству и по плодам, обременявшим ветви, казались порождениями годов». Свт. Филарет (Дроздов) поясняет («Толкование на книгу Бытия»), что в третий день было сотворено все царство растений, в том числе и растений ископаемых. Св. Иоанн Златоуст учит нас («Беседы на книгу Бытия»), что законы, установленные Творцом во время творения растительной жизни, продолжают и теперь действовать и обеспечивать рост растительности на земле: «Подумай здесь, возлюбленный, как земля все произвела только по слову Господа. Еще не было ни человека-делателя, ни плуга, ни рабочих волов, ни другого попечения о ней, но лишь услышала (земля) повеление — и тотчас исполнила свою обязанность. Из этого познаем, что и теперь приносит нам плоды не рачительность земледельцев, не труд и вообще не изнурительная работа по возделыванию земли, но прежде всего этого слово Божие, сказанное ей в начале. С другой стороны, исправляя и впоследствии неразумие людей, божественное Писание обстоятельно излагает нам все по порядку, как что было, дабы устранить пустые толки тех, кои по своим соображениям утверждают, будто для спелости плодов требуется только действие солнца. Есть и такие, которые осмеливаются приписывать это даже некоторым звездам. Поэтому Св. Дух научает нас, что до сотворения этих стихий земля, повинуясь слову и повелению Его, произращает всякие семена, не нуждаясь ни в каком другом содействии. Для нее вместо всего довольно было одного этого слова Божия: да произрастит земля былие травное».

Растительность дает семена по роду своему. Когда семена прорастают, возникает то же самое растение, которое сеялось, т.е. сохраняется неизменность родов растений. Возникнув в третий день творения, закон преемственности и сохранения родов растений действует и по настоящее время.

И увидел Бог, что это хорошо. Всю растительность, сотворенную в третий день, Бог признает совершенной. «Видишь, как (Моисей), при создании каждой твари, представляет Создателя похваляющим ее, чтобы впоследствии люди, зная это, от тварей восходили к Творцу», — пишет св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»). А св. праведный Иоанн Кронштадтский («О Боге — Творце и Промыслителе мира») говорит: «Братия, будем смотреть на растения и поучаться. Как очевиден, осязателен Господь наш, наш Отец Всемогущий в этих растениях! Каждая травка, каждый листочек, каждый цветок как будто шепчет нам: «Тут Господь!» Рассматривайте, братия, премудрое устройство растений и познавайте в них Бога…»

Есть еще один существенный момент, который подчеркивают св. отцы — это тот факт, что растительность произошла ранее возникновения Солнца, чтобы люди не поклонялись светилу, но признавали могущество Творца. Так св. Амвросий Медиоланский («Шесть дней») пишет: «Перед тем, как появится свет солнца, да будет произведено былие травное, да будет свет его предшествующим свету солнечному. Да прорастит земля до того, как она испытает воспитывающее попечение солнца, чтобы не было повода к росту человеческих заблуждений. Каждый да будет извещен, что солнце не есть виновник растительности…Солнце моложе зеленого побега, моложе зеленой травы». Аналогичную мысль высказывает св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»): «[Моисей] показывает тебе, что все было совершено до создания солнца, чтобы ты созревание плодов приписывал не ему, но Творцу вселенной…».

Но каким светом пользовалась растительность до возникновения Солнца? Естественно полагать, что его функцию выполнял тот самый первоначальный пульсирующий свет, который возник в первый день творения.

 

5.4 Четвертый день творения

 

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной (для освещения земли и) для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов (Быт. 1: 14);

и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так (Быт. 1: 15).

И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды (Быт. 1: 16);

и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю (Быт. 1: 17),

и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1: 18).

И был вечер, и было утро: день четвёртый (Быт. 1: 19).

Св. Иоанн Златоуст говорит («Беседы на книгу Бытия»): «Видишь премудрость Творца? Сказал только — и явилась эта чудная стихия, то есть солнце. Его-то (Моисей) называет великим светилом, и говорит, что оно создано для управления днем. Оно делает день яснейшим, бросая лучи свои, как какие-либо молнии, ежедневно показывая во всем блеске свою красоту, появляясь вместе с утром и пробуждая всех людей к исполнению своих дел. Его-то красоту изображая, блаженный пророк говорит: и той, яко жених, исходяй от чертога своего, возрадуется яко исполин тещи путь свой. От края небесе исход его, и сретение его до края небесе (Пс. 18, 6-7). Видишь, как (Давид) изобразил и красоту и быстроту движения (солнца)? Словами: от края небесе исход его, и сретение его до края небесе (Давид) показал нам, как (солнце) мгновенно обтекает всю вселенную и от края до края разливает лучи свои, чрез то доставляя великую пользу. Оно не только греет, но и сушит; и не только сушить, но жжет, доставляя нам многую и разнообразную пользу; это весьма удивительная стихия, и едва ли кто в состоянии по достоинству все выразить. Говорю так и превозношу эту стихию не для того, чтобы ты, возлюбленный, останавливался на ней, но чтобы от нее восходил выше, и перенес свое удивление на Творца этой стихии. Чем большею представляется стихия, тем более дивным является Создатель» и далее: «…божественное Писание, предвидя удобопреклонность беспечных людей к заблуждению, учит нас, что эта стихия сотворена спустя три дня, после того, как произросли на земле все семена и земля получила свое украшение: пусть после этого никто не посмеет сказать, будто без содействия солнца не могут созревать произрастения земли. Поэтому (Моисей) показывает тебе, что все было совершено до создания солнца, чтобы ты созревание плодов приписывал не ему, но Творцу вселенной. Который вначале сказал: да произрастит земля былие травное. Если же будут говорить, что и действие солнца способствует спелости плодов, то этому не стану противоречить. Как говоря о земледельце, что он содействует плодоносности, я не приписываю всего земледельцу, но (высказываю то, что) сколько бы ни трудился земледелец, труды его не будут успешны, если не благоволит подвигнуть землю к плодоносности Тот, Кто вначале возбудил ее к этому, — таким же образом говорю, что, пусть к трудам земледельца присоединится и действие солнца и луны и благорастворение воздуха, — и тогда не будет успеха, если не поможет десница Вышнего; когда же соизволит эта державная рука, тогда и действие стихий принесет весьма великую пользу. Помня это твердо, заграждайте уста коснеющим в заблуждении и не позволяйте должное Творцу почтение воздавать тварям» и далее: «Да не обольщает тебя вид (солнца): если захочет повелеть Создатель, оно исчезнет, как будто бы и не было его. Если бы знали это ученики эллинов, то не впали бы в такое заблуждение, но видели бы ясно, что от рассмотрения тварей должно возноситься к Творцу» и далее: «Тоже самое можем сказать и о меньшем светиле, то есть, луне: прошло три ночи и до ее сотворения; однако и она, будучи создана, приносит свою пользу, рассеивая мрак ночи и почти также, как солнце, содействуя всему прочему». Св. отцы утверждают, что Солнце действительно было сотворено на четвертый день после сотворения растительности на Земле. Св. Амвросий Медиоланский («Шесть дней») говорит: «Взгляни сперва на твердь небесную, которая была создана прежде солнца; взгляни сперва на землю, которая стала видимой и была уже сформирована до того, как солнце явилось; взгляни на растения земли, которые предшествовали по времени солнечному свету. Тернии предварили солнце, былинка старше луны. Посему не почитай сей предмет богом, к которому в первую очередь представляются относящимися дары Божии. Три дня миновало. Никто, между тем, не искал солнца, хотя блеск света был очевиден повсюду. Ибо день тоже имеет свой свет, который есть предтеча солнца». А вот как пишет св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»): «Всему предшествовали небо и земля; после них сотворен свет, разлучены ночь и день; потом опять твердь и явление суши; потом вода совокуплена в постоянное и определенное собрание; земля наполнилась собственными порождениями, произрастив бесчисленные роды трав и обогатившись растениями всякого рода. Но солнца и луны еще не было, дабы неведущие Бога не именовали солнце начальником и отцом света, и не почитали его зиждителем земных произрастений. Посему настал четвертый день, и тогда сказал Бог: да будут светила на тверди небесной». По мнению св. праведного Иоанна Кронштадтского («О Боге — Творце и Промыслителе мира»), еще во второй день творения в пространстве образовались круглые шары из безобразного вещества — тела Солнца, Луны и звезд, но тогда они были темными, а в четвертый день творения им был дан свет, и они стали светлыми звездами, Луной и Солнцем. Аналогичную мысль высказывает свт. Филарет (Дроздов), который полагает («Толкование на книгу Бытия»), что в светилах произошло сосредоточение первозданного света (созданного в первый день творения): «Действие, которым произведены светила, по всей вероятности, есть сосредоточение в определенных местах и совершеннейшее образование первосозданного света, с утверждением для сих органов его постоянных законов и круга деятельности». И далее пишет, что Моисей под звездами понимал не только собственно сияющие звезды, но и другие небесные тела малых видимых размеров, светящие отраженным светом.

Иеромонах Серафим (Роуз) подчеркивает, что последовательность сотворения в Шестодневе не соответствует эволюционной теории происхождения вселенной, ибо Солнце возникает не только позднее возникновения Земли, но и позднее появления на Земле растительности. О. Серафим («Православное понимание книги Бытия») также говорит нам, что св. отцы единодушно утверждают именно о создании солнца и луны на четвертый день, а не только об их видимом появлении на земле. «…Апологетам эволюционистского толкования Писания приходится полагать, что на самом деле солнце было сотворено вместе с небом в первый день, а в четвертый — только появилось, видимо, после того, как поднялось облако, покрывавшее землю первые три дня. Однако, нам вновь следует напомнить самим себе, что первые главы Бытия рассказывают не о естественном развитии земли в соответствии с законами, которые управляют этим развитием теперь; но это — рассказ о чудесном начале всех вещей. Мы не вольны переставлять дни творения, чтобы подогнать их под свои теории; скорее, нам следует смирить собственное мудрование, чтобы постигнуть, что на самом деле говорит Священный Текст» — о. Серафим (Роуз).

Книга Бытия повествует нам, что светила созданы для того, чтобы освещать землю, а также и для знамений, и времен, и дней, и годов, т.е. солнце, луна и звезды служат человеку естественными часами для определения времени суток и времен года, способны обеспечить ориентирование по сторонам света, а также способны дать метеорологический прогноз. «Многое можно узнавать об изобилии дождя, многое о засухе и о движении ветров, или местных или повсюдных, сильных или легких» — св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»). В продолжении своей мысли св. Василий подчеркивает ложность и несостоятельность астрологических прогнозов для судеб людей.

И увидел Бог, что это хорошо. Сотворив Солнце и ночные светила, Бог в который раз характеризует Свое творение, как совершенное.

 

Примечание — Согласно мнению некоторых св. отцов, творение небес в четвертый день включает в себя творение ангельского мира.

 

5.5 Пятый день творения

 

И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. (И стало так.) (Быт. 1: 20).

И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1: 21).

И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле. (Быт. 1: 22).

И был вечер, и было утро: день пятый (Быт. 1: 23).

Как и в предыдущие дни, сотворение живых существ в пятый день происходило мгновенно. Св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия») говорит: «Как о земле [Творец] сказал только: «да прорастит», — и явилось великое разнообразие цветов, трав и семян, и все произошло по одному слову, так и здесь сказал: «да изведут воды гады душ живых, и птицы летающие по земли, по тверди небесней» и вдруг произошло столько родов пресмыкающихся, такое разнообразие птиц, что и исчислить словами невозможно». Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») повествует: «Вышло повеление — и тотчас реки производят, и озера рождают свойственные себе и естественные породы, и море чревоболезнует всякого вида плавающими животными. Где только ни была вода: в болотах и тинистых местах, — она не остается бездейственною и не участвующею в размножении тварей. Ибо нет сомнения, что из воды воскипели жабы, мошки и комары. Видимое ныне служит доказательством и прошедшего. Так, всякая вода спешила исполнить повеление Зиждителя; деятельная и самодвижная жизнь тварей, которых породы даже неисчислимы, немедленно явлена великою и неизреченною Божиею силою, потому что повелением Божиим сообщена водам способность живорождать». Св. Амвросий Медиоланский («Шесть дней») пишет: «Мы не способны записать множество имен всех тех видов, которые Божественным повелением были приведены к жизни в мгновение времени. В один и тот же миг приведены в бытие вещественная форма и принцип жизни… Кит, так же, как и лягушка, пришли в бытие одно и то же время одной и той же творческой силой». Согласно св. Василию Великому, в пятый день были сотворены все водные животные и птицы, а также различные насекомые. (Под словом «пресмыкающиеся» св. Василий понимает не современный класс пресмыкающихся, но всякое животное, влачащее свое тело по воде, либо обитающее преимущественно в воде.) Всех их родила вода по слову Божию. «Из одной и той же воды сотворил Бог рыб и птиц всемогущим словом Своим» — пишет св. праведный Иоанн Кронштадтский («О Боге — Творце и Промыслителе мира»). Этот же св. отец указывает на некую аналогию между рыбами и птицами, а именно на то, что и те и другие в своем быстром движении рассекают среду, водную или воздушную, т.е. фактически указывает на аэрогидродинамику плавания или полета. Судя по словам этого св. отца, вместе с рыбами были сотворены и водные микроорганизмы, невидимые невооруженным глазом, но прекрасно различимые через увеличительное стекло. Свт. Филарет (Дроздов) утверждает («Толкование на книгу Бытия»), что «не полагается вода единственным веществом, из которого должны произойти первые виды животных, ибо известно по опыту, что в состав каждого членовного тела входят все стихии, но показывается, что телесный состав рыб и сим подобных тварей должен быть приспособлен к естеству вод, яко их жилищу, и к веществам, находящимся в водах, яко их пище».

Св. Иоанн Златоуст в «Беседах на книгу Бытия» учит нас, что Творец предназначил каждой живой твари свое место в природе, свою функцию и свою пользу для человека: «Ведь не все же создано только для нашего употребления, но, по великой Его щедродательности, иное сотворено для нашего употребления, а другое для того, чтобы возвещалось могущество Создавшего это. Итак слыша, что виде Бог, яко добра, не дерзай противоречить божественному Писанию, ни задаваться праздными и излишними вопросами и говорить: почему то и то создано?»

После сотворения живые твари получили благословение плодиться и размножаться. Таким образом, первые особи были сотворены Богом, а дальнейшее увеличение численности животных происходило благодаря вложенной в них Творцом способности к размножению. Обратим внимание на то, что животные, размножаясь, стали давать потомство «по роду их», как и растительность, созданная в третий день. Т.е. рыбы рождают таких же рыб, земноводные рождают таких же земноводных, птицы — таких же птиц. Как пишет о. Серафим Роуз («Православное понимание книги Бытия»): «У св. Отцов имеется весьма недвусмысленное учение о сотворенных «родах»… Современные таксономические «виды» (таксономия — наука о классификации) иногда произвольны и не обязательно соответствуют «родам» книги Бытия; но в общем-то можно сказать, … что Отцы включали в один «род» существа, способные к размножению потомства… Представление о постоянстве естества и целости и определенности «родов» проходит через всю святоотеческую литературу». Возникнув в пятый день творения, закон преемственности и сохранения родов водных животных и птиц действует по настоящее время. Таким образом, как подчеркивает о. Серафим, теория эволюции живых существ противоречит духу Св. Писания и св. отцов. Развивая свою мысль, иеромонах Серафим утверждает, что теория эволюции служит основанием для нравственного релятивизма. Ведь, если человек постепенно эволюционирует, пройдя в прошлом этап животного, то как может его непостоянное естество подчиняться Божиим заповедям, данным лишь на отдельной ступени развития человечества? В таком случае следует естественный вывод об относительности добра и зла. И наоборот, христианское учение утверждает, что животные роды разграничены и фиксированы, как разграничены пшеница и плевелы; человеческая природа постоянна и способна разграничить и отличать добро и зло.

И увидел Бог, что это хорошо. В завершение пятого дня творения, как очередного этапа создания вселенной, вся созданная тварь охарактеризована Творцом как совершенная.

 

5.6 Шестой день творения

 

И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так (Быт. 1: 24).

И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1: 25).

В шестой день творения были созданы наземные животные. Судя по тексту «Бесед на Шестоднев», св. Василий Великий придерживался мнения, что в шестой день были сотворены, в том числе, различные насекомые. Появление животных происходит мгновенно по слову Божиему. Преп. Ефрем Сирин («Толкование на книгу Бытия») пишет: «… земля по Божию повелению немедленно извела гадов, зверей полевых, зверей хищных и скотов, сколько нужно их было на служение тому, кто в тот же день преступил заповедь Господа своего [т.е. человеку]«. Комментируя шестой день творения, св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»), также как и для пятого дня творения объясняет нам, что Бог предназначил каждому животному свою роль в природе и свою пользу для человека: «Как и между деревами не все плодоносные, но много и бесплодных, а между тем и эти последние не меньше плодоносных доставляют нам удивительную пользу, способствуя нашему покою, потому что из них мы приготовляем дома и многие другие удобства, способствующие нашему покою, да и вообще нет ничего, что бы создано было без цели, хотя человеческая природа и не в состоянии наверно узнать цель всякой вещи, — и так, как между деревами, так и между животными одни годны нам в пищу, а другие для работы. Да и звери и гады доставляют нам не малую услугу, и если кто захочет рассмотреть дело добросовестно, найдет, что и теперь, когда мы, за преслушание первого человека, лишились власти над ними, много бывает нам от них пользы. Врачи, например, и из них берут много такого, из чего составляют лекарства, полезные для здоровья нашего тела». По словам св. праведного Иоанна Кронштадтского («О Боге — Творце и Промыслителе мира»), изучая нравы животных, человек может научаться положительному: трудолюбию, чистоте, кротости нрава, т.е. «для человека внимательного и мыслящего животные служат живыми проповедниками премудрости Божией».

Первые особи наземных животных, как и животных водных, были сотворены Богом. Дальнейшее же увеличение численности наземных животных происходило благодаря размножению, причем и эти животные стали давать потомство «по роду их». Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») говорит: «… природа существ, подвигнутая одним повелением, равномерно проходит и рождающуюся, и разрушающуюся тварь, сохраняя последовательность родов посредством уподобления, пока не достигнет самого конца; ибо коня делает она преемником коню, льва — льву, орла — орлу, и каждое животное, сохраняемое в следующих одно за другим преемствах, продолжает до скончания вселенной. Ни какое время не повреждает и не истребляет свойств в животных. Напротив того, природа их, как недавно созданная, протекает вместе со временем».

И увидел Бог, что это хорошо. Все в мире, сотворенное Богом, было хорошо, совершенно.

Созданием наземных животных закончилось предуготовление мира к принятию венца творения — человека. «… Бог создал все не для нашего только употребления, но и для того, чтобы мы, видя великое богатство созданий Его, изумлялись могуществу Создателя, и могли понять, что все это с премудростью и несказанною благостью создано для чести имеющего явиться человека» — св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»). Иеромонах Серафим Роуз («Православное понимание книги Бытия») пишет: «С сим актом творения все готово для появления человека, которому надлежит быть господином всего этого. Но не только для практической пользы человека предназначено это величественное творение. В нем есть нечто таинственное; будучи благим творением Всеблагого Бога, оно может возвести к Нему наши умы».

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, (и над зверями,) и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле (Быт. 1: 26).

Св. отцы подчеркивают, что перед сотворением человека между Лицами Пресвятой Троицы происходит как бы некий совет: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему…». На совете Лиц Пресвятой Троицы Сын Божий дает добровольное согласие на предстоящее воплощение в человеческом теле и крестные страдания. В этом существенное отличие создания человека от сотворения стихий или прочих живых тварей, когда Творец однозначно давал импульс к сотворению, ни мало не советуясь, например: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет«, или «И сказал Бог: да будет твердь(И стало так)«, или »И сказал Бог: да произведет земля душу живую И стало так». Вот как об этом говорит св. Иоанн Златоуст («Восемь слов на книгу Бытия»): «… почему, когда созидаемо было небо, не сказано: сотворим, но: да будет небо, да будет свет, и так — о каждой части творения; здесь же только прибавлено: «Сотворим», (чем выражается) совет, смотрение, и сообщение с Другим Кем-то равночестным? Кто же такой имеет быть сотворен, что удостаивается такой чести? Это человек — великое и дивное живое существо и для Бога драгоценнейшее всей твари… Кто же это, Кому говорит Бог: «сотворим человека»? Это — … Сам единородный Сын Божий. Ему-то Он говорит: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию»…». Этот же св. отец объясняет нам, почему человек был создан в самом конце процесса сотворения («Беседы на книгу Бытия»): «Человек есть превосходнейшее из всех видимых животных; для него-то и создано все это: небо, земля, море, солнце, луна, звезды, гады, скоты, все бессловесные животные. Почему же, скажешь, он создан после, если превосходнее всех этих тварей? По справедливой причине. Когда царь намеревается вступить в город, то нужно оруженосцам и всем прочим идти вперед, чтобы царю войти в чертоги уже по приготовлении их: так точно и теперь Бог, намереваясь поставить как бы царя и владыку над всем земным, сперва устроил все это украшение, а потом уже создал и владыку, и таким образом на самом деле показал, какой чести Он удостаивает это животное».

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему(Быт. 1: 26).

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их (Быт. 1: 27).

И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями,) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею,) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле (Быт. 1: 28).

Как следует из следующей, второй главы книги Бытия, человек был сотворен из праха земного, после чего в него Бог вдохнул дыхание жизни. Но вернемся к первой главе — к Шестодневу. Что означает в человеке образ Божий и подобие Божие? Образ Божий находится в свойствах и силах души: бессмертие души, познавательная и творческая силы души, способность любить других, наличие у души свободы воли. По мнению св. Иоанна Златоуста, образ Божий в человеке состоит в господстве его над всеми земными тварями. Подобие Божие зависит от направления душевных способностей и требует духовной работы человека над собой; если человек стремится к истине, к добру, то он становится подобием Божиим, если же человек лжет, враждует, делает зло, заботится только о земных благах и не заботится о душе своей, то такой человек перестает быть подобием Божиим, но делается похожим в своей жизни на животных и даже может уподобиться злому духу — диаволу. Св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев») говорит, что образом мы обладаем по творению, а подобие приобретаем по свободной воле. А вот как об образе и подобии пишет о. Серафим Роуз («Православное понимание книги Бытия»): «Разные св. Отцы подчеркивали разные стороны образа Божия в человеке: одни упоминали владычество человека над низшим творением (о котором специально упоминается в книге Бытия); другие — его разум; в то время, как третьи — его свободу… Чем отличается «образ» и «подобие» Божие в человеке? Св. Отцы объясняют, что образ дан нам полностью и не может быть утрачен; в то время, как подобие сначала было дано лишь как возможность, а человеку самому надлежало трудиться над достижением совершенства в этом».

Но относится ли образ Божий к разделению человека на мужской и женский пол? Св. Григорий Нисский («Об устроении человека») пишет, что в образе Божием нет разделения на мужчину и женщину, но природа человека двойственна: образом Божиим человек уподобляется Божественному, тогда как разделением на два пола — бессловесному, животному: «Человеческая природа есть середина между двумя крайностями, отстоящими друг от друга, природой божественной и бесплотной и жизнью бессловесной и скотской». Но почему все-таки Творец сотворил человека мужчиной и женщиной и дал ему животный способ размножения? На это св. Григорий отвечает, что Провидец знал о предстоящем грехопадении человека и об утрате им ангельского способа размножения, потому и дал такой скотский и бессловесный способ размножения, который соответствует поползнувшейся в грех человеческой природе. Св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия») говорит, что до грехопадения люди жили как ангелы, жизнь их была девственная, и не было сожития, не было супружества; люди были свободны от телесных потребностей. После грехопадения люди сделались недостойными девства, и вступил в силу закон супружества.

Рассматривая вопрос сотворения человека, следует еще раз отметить, что его природа получила нечто общее с природой более простых и созданных ранее существ: растений и животных. Прп. Иоанн Дамаскин («Точное изложение православной веры») пишет: «Должно знать, что человек имеет нечто общее и с неодушевленными существами, и участвует в жизни бессловесных, и разделяет силу мышления с разумными. Имеет общую часть с неодушевленными по своему телу, и поколику составлен из четырех стихий; — с растениями по тем же самым отношениям, и сверх того, по силе питаться, расти, давать семена и рождать; — с бессловесными [животными] по исчисленному выше, и кроме того, по способности пожелания, то есть по силе раздражительной и вожделевательной; также по способности чувствования и по произвольному движению».

И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями,) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею,) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.

 [] Сотворение мира. Миниатюра, 13 век, Франция

 

Человек, как царь природы, призван был плодиться и обладать землей и начальствовать над всеми животными тварями, чтобы самому обожиться, и вслед за собой привести тварь к обожению. Таким образом, кроме естественного размножения и роста численности человечества нам дано благословление к росту духовному; кроме владычества над животными тварями во внешнем мире нам дана возможность и к обладанию животными страстями внутри нас, в нашей душе. Вот как об этом пишет св. Василий Великий («Беседы на Шестоднев»): «Главное, что тебе предназначено, — это сила власти. Ты человек, существо, которое властвует. Почему же ты порабощаешься страстями? Почему пренебрегаешь себя в достояние диавола? Ты призван быть владыкой твари, но отбрасываешь благородство своей природы… разве ты не господин страсти, а — не раб отвергнутых тобой наслаждений?». Св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия») учит нас, что первоначально человек имел полную власть над животными, и животные повиновались человеку, но после грехопадения власть человека умалилась, и некоторые животные стали страшны человеку, но другие остались в его подчинении: «…Бог, человеколюбивый и побеждающий благостию наши прегрешения, не всю честь отнял [у человека] и не совсем лишил его владычества, но тех только животных изъял из-под власти его, которые не особенно полезны ему для жизни, а тех, которые необходимы и полезны и много способствуют нашему благоденствию, оставил в подчинении и покорности. Так Он оставил стада волов, дабы могли мы тащить плуг, орать землю, и сеять семена; оставил и виды подъяремных, дабы они помогали нам в трудах при перенесении тяжестей; оставил стада овец, дабы иметь нам достаточные средства к одеянию; оставил и другие роды животных, приносящих нам великую пользу». Свт. Филарет (Дроздов) пишет («Толкование на книгу Бытия»): «Человек предуставлен обладать всею землею. Сим ознаменовал Бог превосходство его существа и бесприкладную к нему любовь Свою; но и утвердил в нем согласие низших тварей и союз их с Самим Собою. Частные их совершенства берут свое начало и находят свой предел в общем благе, которого средоточие находится в человеке; посему он должен быть царем над всем окружающим его, дабы повсюду распространять влияние блага. Все твари должны приносить Богу служение благоговения и благодарности; если их служение не восходит выше чувственного, человек должен быть их священником, дабы в себе вознести оное до престола Всевышнего. Твари, не одаренные разумением, должны являть разумное Божие и поведать славу Божию: человек должен быть их пророком, дабы высшим языком духа разрешать их чувственные вещания».

И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу (Быт. 1: 29);

а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому (гаду,) пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так (Быт. 1: 30).

Св. отцы говорят нам, что первоначально человек и животные не были плотоядными, но употребляли плоды, растительность и травы. Плотоядность человека и животных появилась только после грехопадения человека, говоря точнее, после потопа.

И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой (Быт. 1: 31).

По окончании процесса сотворения мира и человека Бог характеризует все свое творение как совершенное. Таковыми были мир и человек до греха.

Так совершены небо и земля и все воинство их. И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал (Быт. 2: 1-3).

«Какой же здесь возникает у нас вопрос?» — спрашивает св. Иоанн Златоуст («Беседы на книгу Бытия»), и сам отвечает: «(Вот какой): божественное Писание здесь показывает, что Бог почил от дел своих, а в Евангелии Христос говорит: Отец мой доселе делает, и Аз делаю (Ин. 5, 17): при снесении этих изречений не представляется ли какого-нибудь противоречия в них? Да не будет: в словах божественного Писания нет никакого противоречия. Когда Писание здесь говорит: яко почи Бог от дел своих, то этим научает нас, что Он перестал в седьмой день творить и производить из небытия в бытие; а когда Христос говорит: Отец мой доселе делает, и Аз делаю, то этим указывает вам на непрерывный Его промысл, и деланием называет сохранение существующего, дарование ему продолжения (в бытии) и управление им во все время. В противном случае, как могла бы существовать вселенная, когда бы верховная рука не управляла и не распоряжалась всем видимым и человеческим родом?» После окончания шести дней творения Господь «производит новые твари, но не новые виды тварей. Продолжает творение сохранением законов естества, но не постановлением новых. Новотворит в царстве благодати (2 Кор. 5: 17), промышляет в царстве природы» — свт. Филарет (Дроздов) -»Толкование на книгу бытия».

Итак, Творец совершил дела творения в шесть дней и с тех пор управляет сотворенным миром Своим промыслом.

 

Заключение

 

Мы с вами кратко рассмотрели христианское учение о сотворении мира, согласно которому Бог чудесным образом сотворил мир за шесть дней из ничего. Это учение таинственно и во многом для нас непостижимо. В тоже время св.отцы говорят, что достоверность Священного Писания простирается далее пределов нашего разумения. После шести дней творения наступил седьмой день, в который Бог почил от своих творческих дел. С тех пор Промыслитель управляет миром своим Божественным промыслом. Законы природы, впервые появившись при сотворении стихий и частей вселенной, стали действовать в сотворенном мире, придавая ему форму и порядок. Все в этом мире Творец «расположил мерою, числом и весом» (Прем. 11: 21). Живые твари, получив от Творца способность к продлению рода, стали самостоятельно плодиться и размножаться. По окончании творения весь тварный мир был совершенен. Человек обитал в земном Раю. Так было до грехопадения первых людей.

Последствия грехопадения были эквивалентны катастрофе. Многое изменилось во вселенной. В мир вошла смерть. Человек стал смертен. Повреждение человеческой природы дало толчок повреждению остального мира. Естественно, что повреждение мира произошло не автоматически само собой, но по воле Промыслителя, поскольку человек иначе не мог оставаться владыкою природы; ибо если царь пал, то и пало все подчиненное ему царство. Животные стали смертны. Земля утратила часть своей плодородной силы, и люди вынуждены добывать себе пропитание в трудах, в поте лица. Но если мир так сильно изменился, то изменились ли законы природы? Представляется очевидным, что изменились некоторые биологические и экологические законы, ибо возникли смертность и распад органических тел. Во второй раз катастрофическое изменение мира произошло в связи со всемирным потопом. С тех пор человечество не наблюдает тверди и вод над твердью, но видит атмосферу и атмосферную влагу в виде облаков. Но имеются основания полагать, что физические законы не изменились с момента их утверждения в процессе шестидневного творения, а продолжают действовать до скончания вселенной, как это обсуждалось выше в пункте о возникновении законов природы. А это вселяет надежду, что изучая космологические модели и теории, мы сможем прийти к тем начальным условиям действия известных законов физики, которые были раскрыты в Св. Писании. Т.е., познавая творение, мы приблизимся к познанию всемогущества Творца.

 

 

Литература

 

1. Василий Великий, архиепископ Кесарийский. Беседы на Шестоднев.

http:/acadclasses.narod.ru/lib/basile1.htm или

http:/lib.eparhia-saratov.ru/books/03v/vasily/shestodnev/contents.html

2. Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, т. 4, Беседы на книгу Бытия.

http://dl.biblion.realin.ru/text/26_Ottsy_TSerkvi/Ioann_Zlatoust/Tvoreniya_Ioanna_Zlatousta_-_4t_1kn/Zlatgen.htm

3. Св. праведный Иоанн Кронштадтский. О Боге — Творце и Промыслителе мира. М.: Паломник, 2005.

4. Иеромонах Серафим (Роуз). Православное понимание книги Бытия.

http:/creatio.orthodoxy.ru/rouz_genesis/index.html

5. Иеромонах Серафим (Роуз). Православный взгляд на эволюцию.

http:/blagovest.org.ru/modules/books/viewcat.php?cid=18&min=0&orderby=dateA&show=20

6. Закон Божий для семьи и школы со многими иллюстрациями. Составил протоиерей Серафим Слободской. Издание четвертое, 1987.

7. Вера и жизнь христианская. По учению святых отцов и учителей Церкви. Составил профессор Николай Сагарда. Паломник, 1996.

8. Сокровищница духовной мудрости. Антология святоотеческой мысли. Том 1. Издание Московской духовной академии и Введенской оптиной пустыни, 2002.

9. Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие. Часть третья. О Боге в отношении Его к миру и человеку. Раздел I. Бог как Творец и Промыслитель мира. http:/www.sedmitza.ru/index.html?sid=239&did=3686

 

В.Ю.Скосарь, Октябрь 2006 — Октябрь 2007

 

 

Приложение

 

(Возраст созданного Творцом мира)

 

«В ЛЕТО ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА»

 

Священник Василий Приходько

 

На протяжении всей истории человеческой культуры сложилось множество систем летоисчислений, которые невозможно даже перечислить. В одной лишь Индии существовало более двадцати календарных эр. Одна из них — буддийская, по которой счет лет ведется от смерти Будды — основателя буддийской религии, причем даты его смерти указывались по-разному: от 2422 до 543 г. до н.э. Ко времени распространения христианства наиболее известными были следующие летоисчисления: римское (от основания Рима), греческое (по числу прошедших олимпиад), египетское (по династиям царей — вавилоно-ассирийских, персидских, греческих, а затем и римских императоров), еврейское (от исхода из Египта).

Будучи вполне удобными для отдельных древних историков, рассматривающих события лишь по отношению к истории их собственных государств, они не устраивали христиан, рассматривающих исторические события под универсальным углом зрения Церкви, для которой не существовало границ и территориальных пределов временных властителей той или другой нации. Поэтому уже в первые века Церкви некоторые христианские писатели и историки стремятся разработать свою систему летоисчисления, «перебросив хронологический мост от описанных в Библии событий к тем, которые происходили на их глазах»(2, 223).

При этом они исходили из таинственного понимания соотношения между первым и вторым Адамом, между виновником греха и смерти и Начальником жизни и спасения: «Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба» (1 Кор. 15, 47). Первый человек — Адам — был создан в середине 6-го дня творения (Быт. 27). Второй Адам — Христос — по таинственному созерцанию Древней Церкви, во всем был подобен первому Адаму (кроме греха) и пришел на землю в середине 6-го тысячелетия, то есть около 5500 лет от Сотворения мира, «ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний» (Пс. 89, 5), и еще: «…у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет. 3, 8). Аналогично праздник Богоявления, который в I-III вв. охватывал события не только Крещения Господа, но и Его Рождества, было установлено праздновать 6-го числа первого месяца года.

Ориентируясь на число 5500, многочисленные толкователи начали подсчеты числа поколений по Библии, надеясь через снесение, сличение и совокупление хронологических текстов книг Священного Писания точнее определить число лет от Сотворения мира.

Однако при видимой простоте летоисчисление это несовершенно, ибо генеалогия не является хронологией. Счет лет жизни патриархов значительно разнится в трех наиболее древних и авторитетных текстах библейской летописи — еврейском, арамейском и греческом. «Одни объясняют эту разницу из случайных ошибок переписчиков; другие в отступлениях арамейского текста видят последовательное стремление к уменьшению невероятной будто бы долговечности патриархов, а в отступлениях греческого текста от еврейского видят стремление переводчиков (‘семидесяти толковников’) подвести библейское летоисчисление под формы египетского; иные, наконец, в уменьшенных показаниях еврейского текста видят преднамеренное искажение его иудеями, желавшими этим доказать, что еще ‘не пришло исполнение времен’, которое по древнему пророчеству должно было совершиться на шестой тысяче лет от Сотворения мира» (3, 169-170).

Более того, нет твердых данных не только в отдельных цифрах лет жизни патриархов, но и в самих родословных: слово «родил», например, употребляется в Библии не в строгом смысле сыновства, но в смысле вообще потомства, а слово «сын» часто прилагается к отдаленным потомкам. Так, Лаван в книге Бытия (29, 5) называется сыном Нахоровым, хотя в действительности он был ему внуком через Вафуила (Быт. 24, 15, 29); Шевуил (Пар. 26, 24) называется сыном Гирсона, сына Моисеева, хотя жил через несколько столетий после него; Христос называется Сыном Давидовым (Лк. 20, 41) и т.д.

«Исследовав принципы построения генеалогий в древней восточной литературе, ученые пришли к выводу: генеалогия имеет целью доказать принадлежность индивидуума к определенному роду, так как от этого зависели известные права индивидуума; в генеалогии, устной или письменной, опускались промежуточные звенья для краткости и удобства и для создания символических чисел (ср. Мф. 1, 17 — трижды по четырнадцать: 3х7х2); слова ‘родил’ и ‘сын’ в генеалогии часто означают преемство родовое и отсюда — юридическое, а не только первую степень родства» (4, 213).

«Цифры отчасти искажены переписчиками; кроме того, путаницу создает особая манера счета лет царствования, когда год, в который умер один царь и начал править другой, считается дважды — в числе лет царствования и первого и второго. Это объясняется тем, что по еврейскому представлению меры времени нераздельны. Если 12 месяцев, или даже меньше, выходили за пределы календарного года (т.е. истекали после начала нового года), то они считались не за один год, а за два. Поэтому продолжительность голода, бывшего во время Илии (3 Цар. 17), определялась в три года, когда как на самом деле он длился 12 или 20 месяцев» (4, 214).

Досужие люди находились в любое время. Одни из них годами вычисляли число «пи» с огромным числом знаков (в наше время автоматика делает это за секунды), другие — дату конца света, хотя последнее категорически запрещалось Церковью. Точно так же нашлись хронологи, которые построили до 200 систем летоисчислений от Сотворения мира, по которым этот промежуток времени до Рождества Христова насчитывает от 3483 до 6984 лет (2, 236). Поскольку хронология, как не имеющая прямого отношения к началам веры и нравственности, есть предмет второстепенный в Библии и точное определение ее не входило в задачу бытописателя, они одинаковы по своей исторической недостоверности, их подсчеты не представляют ни богословской, ни научной ценности.

Наш великий ученый М.В. Ломоносов писал: «Кому кажется, что длительность времени и множество веков, требуемых на обращение дел и произведение вещей в природе, противоречит принятому у нас церковному исчислению, тот должен понять, что это не узаконение, утвержденное соборами… что оно различно принимается нашими христианскими хронологами: например, Феофил, епископ Антиохийский, полагает от Адама до Христа 5515 лет, Августин — 5351, Иероним — 3941″ (5).

Начиная с VI в. в Византии используется эра от Сотворения мира с эпохой 1 марта 5508 г. до Р.Х. (константинопольская, или древнерусская, эра). Данная эра лучше согласована с Библией: 1 марта 1 г. в ней приходится на пятницу, когда был сотворен Адам.

Другим ее внешним преимуществом также было соответствие с принятыми в Византии государственными сроками отчетов по налогообложению. К концу IX в. эта эра, очевидно, была уже господствующей в Византии и перешла вместе с христианской культурой на Русь.

«Вокруг цифры 5508 велось много споров и писалось много комментариев; но самой этой цифры, этого исчисления не существует в тексте Библии, ни в Ветхом Завете, ни в Новом. Более того: она никогда не была утверждена, одобрена или директирована какой-либо церковной властью или каким-либо Вселенским Собором, которому принадлежало исключительное право утверждать истинные вероучения… поэтому все дискуссии вокруг нее, все атаки и вся критика, направленные через ее посредство против Божественного Откровения и истин Писания — беспредметны» (1, 76).

«Католическая церковь долгое время придерживалась принципов восточно-христианской хронологии, но после Тридентского собора (1545) перешла на ‘короткую’ хронологическую шкалу латинского перевода Библии (4713 или 4000 лет)» (2, 236, 238).

Необходимо отметить, что сам факт летоисчисления от Сотворения мира заключает в себе ту мысль о мире, что он когда-то вовсе не существовал и что только тот момент, в какой он получил от Творца свое бытие, стал для него началом времени.

При совершении Тайной Вечери Христос обратился к Отцу со словами: «И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира» (Ин. 17, 5) — и ясно показал, что мир стал существовать только с определенного времени.

Несмотря на весьма ясное учение Откровения о начальности миротворения, уже древние отцы и учители Церкви имели необходимость защищать и пояснять, эту истину. Они часто встречались с противоположными ей то языческими и гностическими, то возникавшими между самими христианскими мыслителями разными ложными мнениями. Причем кроме мысли о мире, что он всецело или по материи своей сам по себе вечен, были и мысли, что Бог создал его от вечности, чем поставляли Бога в зависимость от мира. Поэтому сам факт летоисчисления от Сотворения мира служил противодействием еретикам, хотя библейская хронология имела лишь приблизительное значение.

В частности, ничего не говорится о том, сколько времени предшествовало сотворению Адама, кроме символических библейских дней — «иомов» — периодов, которыми могут быть и миллионы лет. В этом смысле нам понятен недоуменный вопрос героя известного произведения советской классики: «Батюшка, а почему учитель в старшем классе говорит, что Земля миллион лет стоит, а не как в Законе Божьем — пять тысяч?» (7).

«Допуская некоторые предположения о возможности опущения тех или иных поколений в лестнице исторической жизни человечества, мы этим самым отнюдь не ниспровергаем того несомненного факта, что жизнь человеческого рода на Земле имеет сравнительно весьма ограниченную древность…» (3, 172).

Об этом же говорит и современное естествознание.

«Представим себе для уяснения 3,35 млрд. лет образования Земли одними сутками, и получим, что первые признаки жизни на Земле появились около 12 ч дня. Конец археозойской эры наступил в 16 ч 48 мин, палеозойской — в 21 ч 36 мин, мезозойской — в 23 ч 16 мин 48 сек. До 23 ч 59 мин 17 сек продолжался третичный период. Человек появился только за 4 сек до полуночи, а исследуемое историей время (последние 6-7 тысяч лет) длилось всего лишь 1/4 секунды» (6).

Богословие есть наука о духовном мире и свои суждения о внешнем мире высказывала неохотно, предоставляя, по слову святителя Василия Великого, языческим мудрецам опровергать друг друга. Расшифрованные клинописные памятники Ассирии и Вавилонии подтвердили многие библейские имена и даты, встречающиеся в книгах Царств, Паралипоменон, Ездры и Неемии, а археологические раскопки ханаанских городов подтверждают правдивость библейских повествований. И чем больше расширяется человеческое знание о мире, тем далее отодвигаются необъятные просторы для нового познания. Исследователю библейской истории при этом необходимо учитывать также особенности библейской хронологии.

В то время как на Востоке из разнообразных систем летоисчислений вошли в общее употребление только так называемые от Сотворения мира, на Западе уже с VI в. распространилась постепенно эра от Рождества Христова, вычисленная с рядом допущений аббатом Дионисием Малым, скифом по происхождению. Изучение исторических памятников с более высокими научными требованиями и с привлечением большего количества материалов, в том числе и астрономических, позднее показало условность расчетов Дионисия. В частности, получалось, что царь Ирод, избивший вифлеемских младенцев в поисках родившегося Христа, умер за 3 года до н.э. Восточная Церковь избегала пользоваться «эрой от Рождества Христова», так как споры о самой дате Рождения Христа, «распятого за нас при Понтийстем Пилате», продолжались в Константинополе до XIV в. (2, 250).

Тем не менее эта система летоисчисления от Рождества Христова, или, другими словами, нашей (то есть христианской) эры была введена и в России указом Петра I, повелевшего начать с 1 января 1700 г. новый год и «новый столетний век».

Поскольку границей между 1 г. до н.э. и 1 г. н.э. является «мгновение», разделяющее 31 декабря 1 г. до н.э. и 1 января н.э. («нулевой» год отсутствует), то новое столетие должно было начаться годом позже — в 1701 г.

Ошибку Петра I в счете столетий повторил император Павел I, объявив 1 января 1800 г. днем «нового столетия». Как и при Петре I, решено было начать новый век торжественным богослужением во всех церквах столицы и обычное новогоднее молебствие совершить в первые же минуты нового года. Следующее, XX столетие официально началось через 101 год, в полночь на 1 января 1901 г. В Петербурге в газетах не раз высказывалось желание общества, чтобы все церкви в это время были открыты для встречи нового года, но митрополит Палладий предоставил этот вопрос усмотрению настоятелей церквей, тем более что в этот день Церковь отмечает великий праздник Обрезания Господня, а также святителя Василия Великого и везде служатся вечером накануне и утром в самый день Праздника торжественные службы.

В наши дни некоторые, особенно из недавно пришедших в лоно Церкви, ропщут, что гражданский Новый год приходится на Рождественский пост, а хотелось бы повеселиться в новогоднюю ночь… Но даже на Западе новогодний праздник — прежде всего семейный, и в кругу семьи при нормальных взаимоотношениях без проблем можно договориться, как лучше провести новогодний вечер даже в посту (кстати, строгий пост по церковным правилам наступает со 2 января).

Не стоит особенно сокрушаться по поводу несовершенства календаря и хронологии, так же как, например, не нужно принимать на себя и пытаться немедленно решить все социальные беды человечества.

Как тут не вспомнить слова апостола Павла из Послания к Римлянам: «Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13,13-14). «Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17).

 

Литература

 

1. Свящ. Петре Г.Савина. Библейская хронология: Библиография журнала Богословских институтов Румынской Патриархии// ЖМП. 1961. N 10. С. 76-77.

2. Климишин И.А. Календарь и хронология. М.: Наука, 1985.

3. Лопухин А.П. Библейская история. Т. I. СПб., 1913.

4. Карманов Е.А, Гальбьяти Э., Пьяцца А. Трудные страницы Библии// Богословские труды. Сб. 2. М., 1961. С. 209-216.

5. М.В.Ломоносов. Прибавление второе к металлургии // Прибавления к изданию творений святых отцов. В кн.: Г. Воскресенский. Ломоносов и Московская славяно-греко-латинская академия. 1891. Ч. 47. С. 312.

6. Schlag nach Natur. Leipzig. 1950. S.376.

7. Н.А. Островский. Как закалялась сталь.

 

Православная беседа 2000, N 1

 

Ссылка: http://www.pagez.ru/jc/026.php

comments powered by HyperComments